23:21 

"Священник 2711" гл. 3 от 10.12.2011

Adrian_mr
Долой мораль!..
[if gte mso 9]>

Normal
0


false
false
false





ontGrowAutofit/>

MicrosoftInternetExplorer4

<![endif][if gte mso 9]>


<![endif][if !mso]>[неверный медиа объект]

st1\:*{behavior:url(#ieooui) }

<![endif][if gte mso 10]>

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:"Обычная таблица";
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:"";
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

<![endif]

Глава 3 «У каждого есть свои секреты»



Камера в Азкабане была далека от привычных широких комнат
имения Малфоев. Но и к этому начинаешь привыкать за несколько лет заключения. А
перед смертью и вовсе проносится мысль в голове: «Еще хотя бы день». Хотя,
фраза: «Наконец-то» тоже не самая редкая.



Серые стены были покрыты изморозью, с потолка на пол
сползали холодные, липкие струйки гнилой воды. Вся эта промозглость вкупе с
постоянным сосущим чувством страха заставляла задуматься о смысле содеянного на
воле, но, увы, не всех. Но ведь и половина успеха – уже победа.



«Пока хотя бы один…» - говорил Альбус Дамблдор. Вот и в этом
случае так же.



Заключенный №2711 Драко Малфой был доставлен в камеру
Азкабана уже более двух лет назад. Означает ли это, что он привык к повседневным
душевным истязаниям? Вряд ли.



Сидя, по привычке, в дальнем углу камеры, Малфой, заломив
руки, неотрывно смотрел в одну точку на противоположной стене. Снаружи
послышались шаги, и он бессознательно перевел взгляд на дверь: слышать шаги в
Азкабане – крайняя редкость. Даже священники носят мягкую обувь, а сейчас
отчетливо слышан стук каблуков о каменный пол.



Внезапно дверь широко распахнулась, впустив поток чуть более
свежего воздуха, и в камеру очень грубо впихнули молодую девушку. Следом вошел
обладатель звонких туфель. Казалось, Поттер в прошлый раз был точно в таких же
туфлях.



- О, да ты сегодня с
друзьями, Поттер?



Малфой устало посмотрел на девушку, которая была лишней в
камере уже по определению. Как инквизитор на веселом и шумном шабаше. На заданный
вопрос ответа не прозвучало. Вместо этого бывший сокурсник быстрым шагом
подошел к заключенному и, грубо схватив за волосы, откинул голову Драко назад.
Молча ударил по щеке, заставляя открыть рот, и опрокинул в него небольшой
пузырек горькой обжигающей жидкости. От этого напитка по онемевшему телу внезапно покатились волны
теплоты, мышцы почувствовали напряжение и начали оживать. Руки могли более
свободно шевелиться, головная боль затихала. Пальцы приятно покалывало, а лицо
горело от удара.



Поттер отпустил волосы мужчины, и, отстранившись на пару
шагов, грубо подтолкнул к узнику девушку. После чего удобно расположился на появившемся стуле, и направил палочку
между ними.



- Раздевайся, - велел
он Малфою. И на его немой вопрос добавил, - От тебя несет, как от грязной
псины. Она тебя вымоет.



Гарри сделал резкий взмах палочкой. На полу появился большой
таз с водой и кусок мыла.



- Я не собираюсь … -
однако Малфой не успел договорить. Палочка в руках Поттера дернулась,
послышался свист, как от удара хлыстом, и Драко прижал руку к губам, зашипев от
боли.



- Тебя никто не
спрашивал, раздевайся.



Отняв руку от лица, Драко со злобой и непониманием посмотрел
на бывшего сокурсника. Молча он стянул с себя длинную тюремную рубаху. Штаны
снимать он не торопился, поэтому Поттер, не желающий ждать, в третий раз махнул
палочкой. Камера на секунду наполнилась противным звуком рвущейся ткани. В
инстинктивной попытке защититься, Драко сжал ноги и прикрылся руками.



- Приступай, -
рявкнул Поттер и махнул рукой девушке.



Та подошла к тазику и окунула в воду появившуюся рядом
губку. Отжав её, она присела перед блондином и начала вытирать ему ноги. От
неожиданности тот шарахнулся в сторону. От выпитого зелья его тело вновь обрело
активность и прыткость.



- Мне что,
обездвижить тебя? – Поттер вскинул палочку. – Или ваше высочество не привыкло к
такому сервису?



Малфой продолжал молчать, но все же позволил девушке вновь
пройтись мокрой, пока еще теплой, губкой по своим ступням и лодыжкам.



Периодически опуская губку в тазик, девушка дошла до груди
блондина. Хоть вода и была теплой, в камере было достаточно прохладно. При
соприкосновении холодного воздуха и воды, тело покрывалось мурашками, а соски
становились твердыми.



Многие считали Малфоев белесыми, будто сотканными из
прозрачных нитей. На самом же деле, обычная бледная кожа – ничего
фантастического. Однако эта кожа весьма приятно блестела от сумеречного
освещения в камере.



Девушка жестом попросила Драко повернуться, чтобы обмыть
спину.



Когда дело дошло до головы и грязных спутанных волос, Поттер
с пренебрежением фыркнул и соизволил сотворить подобие ковша. Вскоре на голову
блондина полилась теплая вода, отчего тот окончательно расслабился. Ведь
чистота – это практически единственное, о чем он мечтал с искренним сожалением.



Вскоре полностью вымытый Малфой взглянул на Поттера. На его
непроницаемом лице застыл вопрос: «Дальше что?»



- Теперь ты, - вяло
сказал Поттер, даже не глядя на девушку. – Раздевайся.



Или девушка была заранее о чем-то предупреждена, или
находилась в полном неведении происходящего, но она, молча и покорно начала
расстегивать свою светлую блузку. Расстегнув пуговку на юбке, она аккуратно
отложила вещи в сторону, и осталась только в небольшом бюстгальтере и трусиках.



- Ты же не против,
Малфой? Мне кажется, твоё тело весьма … изголодалось, - негромко произнес
Гарри, подходя сзади к девушке и обнимая её за талию. – Посмотри, какая грудь,
она практически умоляет, чтобы её крепко сжали.



Убрав палочку в карман мантии, он обеими руками крепко сжал
грудь девушки. Спустя мгновение он просунул руки под ткань бюстгальтера и
коснулся твердеющих сосков. Резким движением он разорвал этот скромный намек на
одежду и откинул его в сторону. Грудь девушки слегка колыхнулась. Дыхание стало
частым и прерывистым.



Отведя волосы в сторону, Гарри наклонился и коснулся её шеи губами. Слегка сжав зубами кожу, он
легкой дорожкой поцелуев дошел до мочки уха. Прикусив и её, он резко потянул
девушку за руку и развернул её к себе лицом.



- Подойди, - велел он
Малфою. Но тот остался стоять как вкопанный
у стены. – Подойди сюда, - четко произнес Поттер и достал палочку из
кармана.



- В противном случае
я заставлю тебя приползти…



Податливый на угрозы Малфой подошел и встал рядом с
девушкой. Гарри схватил его за руку и грубо положил её на правую грудь
молчаливой шлюхи.



- Вроде бы её зовут
Оливия, если тебе от этого станет легче, - сказал Поттер с улыбкой садиста. –
Ведь так? – Та кивнула в ответ.



Пристально посмотрев в глаза Драко, Гарри ухмыльнулся. Не
отрывая взгляда, он грубо впился в губы девушки своими губами. Насильно
раздвинув их своим языком, чуть сомкнув веки,
он жадно начал её целовать. На что Оливия, наконец-то, пришла в хоть
какое-то движение и положила ему руки на плечи.



Изумленный всем происходящим, Драко продолжал сжимать грудь
несчастной. Хотя о несчастии можно было и поспорить. Да и тело уже диктовало
свои собственные правила. Оно начало оживать и вспоминать.



Неосознанно его вторая рука двинулась и медленно, по
округлому гладкому бедру и тонкой талии, легкими движениями переместилась на
левую грудь. Сжав её слегка, он глубоко вдохнул. Вздох оказался слишком
громким, и настолько красноречивым, что
Поттер понимающе и лукаво взглянул на него. Улыбнувшись девушке в губы,
он снова прикрыл глаза, опустив руки ей на ягодицы.



Тем временем смелеющий Драко, который начал порядком
возбуждаться от ситуации, наклонился, и в противовес жестокости Поттера,
аккуратно и нежно поцеловал кожу на плече. Слабыми и легкими прикосновениями
губ, он перешел на шею и слегка прикусил то место, где билась кровеносная
жилка. Девушка вздрогнула.



Её волосы приятно пахли. Они были чистые, как и у него
теперь, мягкие и шелковистые. Еще раз вдохнув их аромат, он приподнял руки и
слегка сжал плечи девушки. Отстранившись буквально на полметра, он наклонился и
провел кончиком языка между несколькими позвонками. Женское тело откликнулось и
слегка изогнулось от приятных прикосновений. А оторвавшийся от поцелуя Гарри, с
любопытством на него посмотрел.



Блондин, отрешенный от всего, кроме теплого, молодого и
гибкого тела под его ладонями, прикрыл глаза и мелкой дорожкой поцелуев
следовал к пояснице. Там, остервенело, лизнул кожу. И снова выпрямился, плотно
прижавшись к спине девушки, упираясь уже порядком возбужденным членом в её
мягкие ягодицы.



- Тебе нравится, не
так ли? – Риторический вопрос Поттера остался без ответа. Ухмыльнувшись, он
рывком раздвинул ноги девушки и, сдернув с неё плавки, провел по набухающей
плоти между ног двумя пальцами.



Слегка потерев пальцы, он протянул руку ко рту блондина и,
оттянув ему нижнюю челюсть, провел ими по его языку.



- Ты чувствуешь этот
вкус, Малфой? Она уже практически сочится желанием.



Широко раскрыв глаза от удивления, Драко бессознательно
провел языком по кончикам поттеровских пальцев, а потом сомкнул вокруг них свои
губы.



В очередной раз улыбка пробежала по лицу Поттера, а в глазах
блеснула искра. Он потянул руку на себя, вынимая пальцы изо рта блондина, и
коснулся ими своих губ.



- Я уверен, тебе
понравится, - с этими словами Гарри развернул девушку и с силой надавил ей на
плечи, заставляя опуститься на колени. – А я с удовольствием посмотрю.



Он сел на свой стул и, раздвинув ноги, положил одну руку
себе на пах.



Тем временем девушка, покорно сидящая на коленях, правой
ладонью провела по бедрам блондина. Другой рукой она опиралась на холодный пол.



Приоткрыв рот, она кончиком мягкого, но настойчивого языка
провела по всей длине члена Малфоя, заставив того вздрогнуть и покрыться
мурашками от макушки до пяток.



Все так же кончиком языка, он провела вокруг головки и,
почти не отклоняясь от курса, полностью погрузила член в рот. Слегка
наклонившись, она попыталась расслабить горло и принять его в себя еще глубже.
Заглотив на всю длину, она отстранилась и выпустила его изо рта практически
полностью, но тут же снова подалась вперед, и начала ритмично двигать головой,
скользя припухшими губами вверх-вниз по стволу.



Сжимая и разжимая пальцы, Драко в порыве схватил девушку за
голову и притянул её ближе к себе, тем самым глубже проникая в теплое горло.



Девушка не сопротивлялась. Казалось, она была готова на все.



Зарывшись пальцами в её мягкие волосы, Драко начал так же
ритмично двигаться навстречу.



Поттер отметил эту весьма эротичную синхронию и крепче сжал
свой член через тонкую брючную ткань. Второй рукой он медленно гладил себя по
бедрам: с тыльной и внутренней стороны. Его губы быстро пересыхали, отчего он
периодически облизывал их языком.



- Мммм, - простонал
Драко, держа голову девушки двумя руками.



Оливия активно двигалась навстречу бедрам Драко, не вынимая
члена изо рта. Её волосы колыхались каждый раз, когда она приближалась и
отдалялась от тела блондина.



Руки Драко задрожали и он выгнулся, готовясь …



- Рано! – вскрикнул
Поттер и рывком отдернул девушку в сторону. Он очутился рядом в считанные
мгновения и, схватив член мужчины, крепко его сжал. Глядя в распахнутые глаза
Драко, еще раз произнес:



- Рано.



Сжимая горячую и твердую плоть, пульсирующую и требующую
продолжения, Поттер привычно ухмыльнулся.



- Вставай, - велел он
девушке.



Когда та встала, он дернул свой ремень, расстегнул ширинку и
выступил из упавших брюк. Стянув с себя трусы, он подошел к Оливии и резко
дернул её на себя.



Подхватив её ногу, он приподнял её. Придвинувшись ближе, он
свободной рукой направил свой член между ее бёдрами и слегка продвинулся
вовнутрь.



Замерев на секунду, он, сначала медленно, а потом все
ускоряя темп, начал двигаться. Горячая тугая плоть приятно обволакивала, а
натуральная смазка делала этот бешеный секс очень приятным. Постепенно
разработав вагину Оливии, Поттер издал животный рык и жестом указал Малфою
подойти. Тот все это время стоял чуть в стороне, иногда сжимая рукой член и
двигая ей вверх-вниз.



- Ты что, не понял? –
Повторил Поттер.



Малфой опустил руку и покорно (на удивление) подошел. Его
бесцеремонно притянули и прижали к спине девушки рукой. Не ослабляя хватки,
Поттер сквозь стон сбившимся голосом произнес:



- Я хочу, чтобы ты
кончил вместе со мной, Малфой.



- Но я …



- Вместе, - рявкнул
Поттер и, схватив член блондина, ввел его между ног девушки. Та содрогнулась
всем телом, но ничем не показала своего несогласия.



- Давай же, -
простонал Гарри, прижимая бедра Драко к Оливии.



Спустя пять минут совместного истязания девушки, когда оба
мужчины уже в унисон стонали и рычали от удовольствия, Поттер внезапно притянул
к себе за шею Драко и так же грубо раздвинул зубы языком, проникая вовнутрь.



Эти губы были совершенно иные, не менее мягкие, но более
податливые. Более игривые и, возможно, более желанные. Язык был «живым», он
двигался без остановки: поглаживая, касаясь и отдаляясь. Этот поцелуй был более
страстным, чем поцелуй с Оливией, но менее жадным, менее дерзким.



Внезапно все вокруг поплыло, глаза закатились и камеру
огласили два возгласа. Первый – протяжный, от удовольствия. Второй – с не
меньшим удовольствием, но смешанным с болью.



Поттер сильно прикусил губу Драко, оставляя на своих губах
не только вкус поцелуя, но и привкус его крови.



Отпустив обе руки, Гарри отстранился от Оливии и отпустил
Драко. Девушка осела на пол, а блондин так и остался стоять на месте.



- Было так вкусно … -
произнес удаляющийся голос Поттера. – Да, Малфой? … Малфой!! Очертания Поттера
внезапно подались рябью и он неведомо как оказался у двери в камеру.



Картинки менялись, как в калейдоскопе.



Что он делает на полу? Почему ему так холодно, ведь только
что его тело горело и плавилось, словно внутри полыхал пожар. Почему он сидит?
Почему он одет, почему Поттер так странно на него смотрит, ведь только что …



- Оливия? Где она,
ведь только что …



- Ты что, Малфой,
рехнулся? О чем ты говоришь? Какая Оливия?



Гарри Поттер перешагнул порог камеры и, подойдя ближе, встал
напротив узника, который, скорчившись, сидел в привычном углу.



- Только что здесь …
мы …



- Тебе что, Малфой,
все еще снятся сны? По-видимому, Дементоры скверно исполняют свою работу. Но я
здесь не для того, чтобы выяснять это. Я здесь совершенно не за этим.



Тон Поттера был менее критичен, чем прошлым вечером.
Конечно, в нем не было тех нот омерзения, но и радости он не передавал.



Ему не давало покоя, что, перечитывая и пересматривая все
показания, все улики и расследование дела Малфоя, Поттер не смог так же просто
сложить два и два, как сотрудники его отдела. Уверенность в ошибке была
практически на 80%.



Детали дела указывали на то, что убито было только девять
магглов, а по показаниям самого заключенного – десять. Этот момент был первый,
который оказался упущен.



Самое же интересное, что Малфой абсолютно ничего не помнил
об убийстве, но на вопрос о «девяти магглах» уверенно поправлял на «десяти».
Делал это инстинктивно.



На допросе отвечал на все вопросы, касательные прошлого, но
ни разу не смог дать точного ответа, касательно будущих моментов, к примеру:
«Что вы собирались делать на следующих выходных», «Куда бы вы хотели поехать»,
«Как назвали бы свою собаку».



Задать эти нелепые вопросы священник решил только после
того, как на вопрос «Если бы у вас была возможность, куда бы вы бежали?»
получил ответ: «Я не знаю, куда пошел бы, наверное, пришел бы к вам. Вы
кажетесь хорошим человеком».



Поначалу тон Драко был очень спокойным, его поведение
говорило о раскаянии и безоговорочной вере в то, в чем его обвиняли. Однако
после работы со священником, малфоевская манера проявила себя полностью: он
стал более грубым, язвительным. Все сомнения полностью исчезли, и вердикт был
вынесен окончательно – виновен.



Но стоит заметить, что правосудие в данном случае опиралось,
по большей мере, не на факты, а на ситуацию. Ввиду этого были упущены некоторые
формы допроса: истинной принадлежности палочки хозяину, ведение допроса от
позиции невиновности заключенного.



Все же правосудие – форма власти, направленная на поиск
правды, наказании виновных и оправдании невиновных. Здесь же, увы, меч суда
карал безоговорочно.



Нет, Поттер вовсе не испытывал какого-либо сострадания или
жалости. Он не искал ложных фактов в оправдание, максимум, чего он желал -
докопаться до правды. Подтвердить свою неуверенность или же получить факты,
которые противостоят всем сомнениям.



Поэтому, все утро и большую часть рабочего дня, Гарри изучал
данные по делу заключенного №2711, увидев в нем, на первый взгляд,
несущественные, но важные неточности, которые он решил проверить лично.



В ходе допроса могло выясниться что-то важное, что могло бы
пролить хоть каплю света на убийство Рона – а вдруг?



Усевшись на стул, Гарри раскрыл принесенную папку на листе
первого допроса легилиментов.



- В твоем деле
указано, что ты убил девять магглов, Малфой.



- Десять, -
автоматически, как и указано, поправил Драко.



- Почему десять?



- Их было десять,
Поттер. Твои люди еще и не умеют считать?



- Откуда, позволь
узнать … на месте преступления нашли только девять тел.



- Может твои ищейки
торопились на ланч, и для скорости двоих посчитали за одного?



- Ты помнишь число
своих жертв, но не помнишь, как убил их. Как ты можешь это объяснить?



- Уже два года я
слышу этот вопрос, - Малфой крепко обхватил свои колени, вжавшись в стену. Он
никак не мог отойти от сна, который явственно снился ему еще каких-то десять
минут назад.



- Дело в том, что в
ходе твоего следствия не был произведен один эксперимент.



Поттер достал из кармана палочку. Глаза Драко мгновенно
вспыхнули, словно у пятилетнего ребенка, который увидел огромный торт.



- Моя палочка …



- Да, это твоя
палочка. Мне необходимо узнать, действительно ли эта палочка твоя. Она может
быть похожей на твою. Но мне придется… Империо!



Поттер произнес заклинание подчинения, указав палочкой на
Малфоя.



- Ты возьмешь палочку
и применишь заклятье левитации к этому мячу. Ты не будешь пытаться меня
обезоружить и сразу же положишь палочку на пол. Затем ты назовешь мне, какую
палочку ты купил, когда тебе было 11 лет. Ты понял?



Малфой кивнул. В ответ Гарри трансфигурировал чистый листок
пергамента в небольшой мяч и кинул его вместе с палочкой Малфою. От удара о
каменный пол палочка выкинула несколько золотистых искр.



Драко поднял её послушно и произнес заклинание левитации.



Он был истощен, сил практически не было, но их хватило на
то, чтобы поднять в воздух легкий мяч.



- Акцио, палочка, -
велел Поттер, ловя палочку Малфоя в воздухе.



Сдвинув брови, он внимательно посмотрел на Драко. Тот сжал
руку, в которой только что была палочка, и спокойно произнес.



- Моя первая палочка
была из боярышника и жилы дракона, 10 дюймов. Очень …



- Твоя палочка,
Малфой, принадлежит мне. Она не должна слушаться тебя. Но сейчас …



Поттер прекрасно помнил, как много лет назад, когда искал
крестражи Лорда, лично обезоружил Драко. По законам магии, палочка с этого
момента должна принадлежать только ему. Эту палочку он оставил себе, поскольку
свою он сломал.



Но то, что сейчас Малфой спокойно воспользовался своей
палочкой, а перед этим Поттер не смог даже искры выбить из неё целенаправленно,
весьма озадачило начальника Отдела магического правопорядка. Правопорядка, черт
побери! А его здесь, попросту, нет!



- О твоей палочке
знал только я. Переломил тогда я вовсе не твою палочку, а палочку Нарциссы. И
именно твоей палочкой я убил Лорда, а уже после стал владельцем бузинной.



Поттер отложил папку в сторону и встал.



- Это не может быть
твоей палочкой, твою я лично разломил надвое. И вряд ли это совпадение, что у
тебя внезапно появилась идентичная палочка. Поэтому, эта не твоя палочка, но
как, в таком случае, она …



Вопросов было так много, а ответов не было вообще.



Переломленная палочка внезапно появляется у прежнего хозяина
в целости и сохранности, но отказывается слушаться своего истинного владельца.
Правила магических дуэлей никто не отменял.



Очередная порция вопросов наполнила голову. Что же делать
дальше?



- Я не понимаю, -
произнес Гарри, садясь обратно на стул.



Он махнул в сторону Драко своей палочкой, снимая действие
заклинания подчинения. Малфой моргнул несколько раз невпопад и еще крепче сжал
свои колени.



- Непростительные
заклинания, Поттер? Власть дает большие возможности, так? – Хрипло спросил из
угла узник.



- Предпочитаю их
только в крайних случаях.



Поттер снова положил
папку на колени и раскрыл её на листе допросов.



- Здесь указано, что
ты прекрасно помнишь все до мелочей, однако, до момента убийства. Но, что
касается твоей дальнейшей жизни: планов, целей, каких-то идей – пусто. Словно
жизнь с чистого листа. Словно твоя амнезия попросту оборвала связь с настоящим.



- Какие планы,
придурок, я могу строить, находясь в этих стенах? В какой цвет завтра
перекрасить потолок?



- Мне ничуть тебя не
жаль. Ты полностью заслужил всё это, за то, что совершил эти убийства.
Несомненно, заслужил. Но, вопрос, совершал ли ты их. Да, палочка показала
последние заклинания, но это не может быть твоей палочкой. Или кто-то очень
сильно просчитался. Или ты, Малфой, скрываешь куда больше, чем кажется.



- Я архив тайн,
Поттер. Сядь поближе и я тебе расскажу парочку.



- На твоем месте,
идиот, я был бы благодарен. Поскольку я снова открою твоё дело, тебя временно
переведут в камеру при Министерстве.



- Что? – Удивленно
произнес Драко.



- Или ты желаешь
остаться здесь? Будешь скучать без своих милых друзей? Запросто, только скажи,
и я…



- Нет, вовсе не хочу
… я думаю, что все же тут слишком уже загостился …



- Тогда, тебя
сопроводят. Но не слишком радуйся. Если все подтвердится и в этот раз, отсюда
выхода не будет уже никогда.



Губы Малфоя предательски дрогнули, но он тут же взял себя в
руки. Он встал и протянул руки.



- Трой, Килберт,
можете забирать, - окрикнул Поттер мракоборцев, которые стояли за дверью
камеры.



Один из вошедших мужчин сотворил тяжелые оковы, которые
сомкнулись на запястьях Драко. Под
тяжестью железа руки опустились. Ноги так же были сдавлены стальными
пластинами, но пока не скованы цепью.



Поттер вновь свел брови. Он настолько хорошо за шесть долгих
лет в школе изучил Малфоя, что, глядя сейчас на него, удивлялся и никак не мог
отделаться от сомнения: что-то тут не то. Азкабан, конечно, очень сильно влияет
на людей, но так – странно. Хотя, возможно, это излишние подозрения бывшего
аврора.



- Посмеешь хотя бы
шагнуть в сторону, вернешься сразу же сюда, я тебе это гарантирую, - тон Гарри
был железным. Он крайне не любил такое состояние, в котором пребывал сейчас –
неуверенность.



- В 18 камеру его,
проследите, чтобы ему дали возможность вымыться, от него несет … как от грязной
псины. На допросе никто не выдержит дольше пяти минут рядом с ним.



Малфой удивленно посмотрел на Поттера: дежа вю.



Мракоборцы взяли под руки заключенного и вывели его из
камеры, по коридору вниз – до выхода. Перед тем, как выйти за ворота, Трой создал
цепь, которая сковала ноги. В ту же секунду, Мракоборцы трансгрессировали,
перенося Малфоя из центра бушующей стихии в камеры при Министерстве.



Гарри шел следом и, тоже выйдя за ворота тюрьмы, исчез в
вихре складок мантии.



 



 



 




URL
Комментарии
2013-01-02 в 21:23 

kebela
В жизни всегда есть место подвигу. Главное, держаться от этого места подальше.
очень интересное начало. :red: надеюсь на скорое продолжение.

     

[Giper]чувствительность к сентиментам.

главная