00:28 

"Священник 2711" гл. 2 от 07.12.2011

Adrian_mr
Долой мораль!..
[if gte mso 9]>


1024x768

<![endif][if gte mso 9]>

Normal
0


false
false
false





ontGrowAutofit/>


<![endif][if gte mso 9]>


<![endif][if !mso]>[неверный медиа объект]

st1\:*{behavior:url(#ieooui) }

<![endif][if gte mso 10]>

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:"Обычная таблица";
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:"";
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

<![endif]

Глава 2 «Священник 2711»



Глава Отдела магического правопорядка с громким хлопком
материализовался на крыльце дома Уизли. Двери были распахнуты настежь. Всюду:
по газону, вдоль дома и внутри сновали волшебники в мантиях. Кто-то бубнил себе
под нос заклинания, кто-то стоял с непонятными инструментами в руках.



- Дерфи! – с ходу
рявкнул Поттер в поисках начальника Аврората.



Высокий мужчина с пышной копной волос, стоящий у ближайшего
угла дома, сразу же повернулся на окрик. На кончике его палочки поблескивал неяркий
огонек Люмоса. Определенно, перед этим
он что искал и палочкой освещал землю.



- Мистер Поттер, сэр.
Позвольте выразить …



- Не нужно, - резко
перебил Гарри. – Почему я узнаю об убийстве из сводок Пророка? По какой причине
не сообщили мне сразу же?



Менторский тон главы Отдела правопорядка осаживал даже самых
смелых авроров. Поттер не был тираном или деспотом. Но за годы службы в
Министерстве пришлось научиться требовать. Увы, без выполнения указания не
будет должного результата.



- Мы хотели сначала
собрать все …



- И обрадовать меня
этой новостью завтра с утра? Дерфи, вы в своем уме?



- Миссис Грейнджер
сказала, что сама …



- Достаточно. Я слышу
лишь одни оправдания. Что здесь произошло? Хотя бы это вы можете мне объяснить
внятно?



- Убийство через
заклятие Круциатус, сэр. Его попросту запытали с невообразимой жестокостью.
Предположительно смерть наступила около четырех утра прошлого дня.



- Есть подозреваемые?
Что-то удалось определить?



- Сэр, дело в том,
что …



- Что, Дерби, смелее!
– Поттера передернуло. Начальник Аврората никогда не лез за словом в карман, а
сейчас приходилось вытягивать информацию по зернышку, чуть ли не щипцами.



- Отдел по
трансгрессии установил, что сразу же после убийства был открыт канал
перемещения. Судя по данным, это был … -
Аврор медлил с ответом, словно боялся произнести имя.



- Дерби, ей Богу,
сколько можно. Моя палочка убила Волан-де-Морта. И вряд ли он смог найти еще
один способ вернуться к жизни.



- Нет, сэр. Это был
Драко Малфой. Сэр.



- Что? – Удивление
Гарри было настолько сильным, что его тело произвело ряд непроизвольных жестов:
сначала рука дернулась, потом метнулась к очкам. Отдернув руку, он дернул себя
за ворот мантии и снова поправил очки. – Этого не может быть. Он отбывает свой
пожизненный срок в Азкабане. Ваши люди что-то напутали.



- Нет, сэр, в том и
дело, что перепроверили несколько раз. Все сходится.



- Получается, что о
сбежавшем преступнике мне хотели сообщить тоже завтра?



- Сэр, мы делали
запрос в Азкабан. Малфой находится под стражей. Дементоры утверждают, что
заключенный не покидал своей камеры. И ежедневный отчет это так же подтверждает.



- То есть вы хотите
сказать, что Малфой прошлым утром убил моего лучшего друга, не покидая
пространства своей камеры. Учитывая то, что Азкабан – единственное место,
которое защищено от возможности трансгрессии, и он просто физически не смог бы
это провернуть. При попытке переместиться из камеры Азкабана, на утро на полу
нашли бы горстку пепла. О пепле по фамилии Малфой Дементоры не упоминали?



- Нет, сэр.



- Что-то еще, Дерфи?
- Аврор отрицательно мотнул головой. – В таком случае распорядитесь, чтобы
кто-нибудь немедленно связался с Раммерсом из Отдела Тайн. Мне необходимо
знать: были ли уничтожены все маховики времени или же остался хотя бы один.
Шевелитесь, Дерфи.



Поттер покрутил рукой, призывая действовать более активно.
Сам же, развернувшись, поднялся по лестнице и медленно вошел в дом.



Холл и небольшой коридор, ведущий к лестнице, были в
точности такими же, как и несколько дней назад, когда он был здесь. Кухня
казалась пустой и слишком большой, а гостиная, наоборот, как-то разом ссохлась
и стала такой маленькой, что казалось, тело Рона занимает все возможное
пространство.



Сжав кулаки так, что костяшки пальцев побелели, Гарри
подавил в себе вскрик. Несколько глубоких вдохов – попытка дышать нормально – и
он неуверенно присел рядом с мертвым другом.



- Кто же сделал это …
Фините! – он указал палочкой на веревки, которыми были связаны руки мужчины.
Узлы расслабились, и путы упали рядом.



Взяв руку Рона в свою, Гарри крепко сжал её.



- Я обязательно найду
того, кто это сделал. Я найду его и убью.



Гарри огляделся, в попытке заметить хоть какую-нибудь
деталь, хотя бы какую-то упущенную
мелочь. Что угодно, что могло бы хоть как-то пролить свет на смерть друга.
Единственное, что привлекло внимание – палочка Рона, которая, наверняка, была
выбита из его рук убийцей.



- Акцио, палочка. –
Он подставил руку и крепко схватил её. – Приори Инкантатем!



Палочка убитого выстрелила призрачным лучом красного цвета –
Рон, несомненно, пытался защититься. Хотя, к сожалению, и безуспешно.
Заклинание «Остолбеней» было отражено. По правде, он никогда не был искусен в
заклинаниях. В спорте – другое дело.



- Дерфи! Передайте
работникам из Мунго, что они могут забрать тело. И я первый должен узнать
что-либо после обследования. Из отчета, Дерфи, а не из газеты!



- Да, сэр.



- Вы уже получили
ответ от Раммерса?



- С минуты на мин…



- Извините, мистер
Дерфи, ответ из Отдела Тайн, сэр.



- Дайте его сюда, -
Поттер протянул руку. Вошедший молодой аврор вложил в неё небольшой кусочек
пергамента.



Развернув его, начальник Отдела магического правопорядка
прочитал всего одну строку, написанную второпях: «Все маховики были
уничтожены».



- Сделать вызов
заключенного для допроса на завтра, мистер Поттер?



- Нет, не стоит ждать
до завтра. Я сам отправлюсь в Азкабан немедленно. А вы, Дерфи, приведите здесь
все в порядок, проследите за тем, чтобы тело было доставлено в Мунго. Завтра
утром мне необходимы полные отчеты от каждого из вас.



 



 



Поттер молча развернулся и вышел из дома, сжимая в руках
палочку Рона. Запахнувшись в мантию, он прижал левый край рукой к груди. Он
последний раз оглянулся на лежащего на полу Рона, глубоко вздохнув, резко
повернулся и трансгрессировал. Спустя несколько секунд из каскада складок
мантии на мокрую землю ступила нога, а следом появился полностью и сам мужчина.
Длинные полы мантии мгновенно намокли и шумно трепетались от сильного порыва
ветра.



Сильнее запахнувшись, Гарри вытащил свою палочку и быстрым
шагом пошел к воротам тюрьмы.



Азкабан – каменный монолит, который находился в самом центре
бушующей морской пучины. Неприступность его, как и отталкивающая мертвенность,
были своеобразной защитой. Однако, кроме невозможности перемещения внутри
Азкабана, никаких иных магических барьеров не существовало. Дементоры выполняли
все недостающие защитные функции на 100 процентов.



- Экспекто Патронум,
- легкий взмах палочкой и из кончика ударил белый луч света, который спустя
мгновение материализовался в высокого оленя. Паронус был, словно живой
настоящий зверь. Его походка была грациозна, а во всем его существе
чувствовалась мощь и величие.



Для министерских работников патронусы были не нужны,
тюремная стража никогда не нападет на них. Однако люди со стороны были здесь
настолько редкими гостями, что предосторожность никогда не будет лишней.



- Меня зовут Гарри
Поттер, я начальник Отдела магического правопорядка, - представился он на входе
высокой длинной фигуре, запахнутой с ног до головы в рваную ткань. – Мне необходимо
увидеть заключенного камеры №2711. Но перед тем, как проводить меня к нему, мне
нужно услышать несколько ответов на свои вопросы.



Дементоры не умели говорить, точнее, не было человека,
который бы смог общаться с этими созданиями на одном языке.



Перед стражником на столе появился длинный поднос с
насыпанным мелким песком.



- Кто-нибудь
допускался к этому заключенному за последние месяцы или годы?



Складки ветхой ткани пришли в движение. Фигура шумно втянула
воздух через прорези, а мгновением позже из складок на уровне груди высунулась
длинная, мерзкая, гниющая рука. Длинные пальцы, сухие, практически без кожи,
согнулись и разогнулись, словно после долгой работы.



Существо дернуло рукой и провело ею над подносом с песком,
отчего на нем выступили слова, словно были выведены одним из этих тонких
пальцев.



«Ни один заключенный не имеет права быть посещенным».



- Не покидал ли этот
заключенный своей камеры когда-либо?



Вновь рука дернулась, и существо оставило на песке очередной
ответ.



«Ни один заключенный не имеет права покидать свою камеру».



- Тогда какого черта
тут вообще происходит?? Проводите меня немедленно к заключенному.



Фигура, не двигаясь с места, вытянула руку прямо, по
направлению коридора. Опущенная кисть взметнулась, отчего на стенах поочередно
начали зажигаться факелы: не сильно, но достаточно для того, чтобы по этому
своеобразному указателю попасть к нужной камере.



Дементоры были, по-видимому, лишены не только чувств, но и
тактичности. Проще было указать направление.



Поттер молча, стараясь подавить тошноту, но никак не выражая
своих эмоций, круто развернулся и двинулся по узкому коридору по направлению
загорающихся огней. Патронус следовал рядом, отчего каждый дементор при его
появлении вдавался в нишу в стене.



Шаги отдавались гулким и протяжным эхом от серых, покрытых
изморозью стен. Отвращению мужчины не было предела.



Он давно привык, что в мире волшебников даже спичечный
коробок снаружи, внутри мог обладать огромным архитектурным разнообразием.
Азкабан не был тому исключением. Узкая с виду башня, внутри была невообразимым
переплетением коридоров, тысячами камер, а так же свыше десятка этажей
вместилищем преступников.



Добравшись по свету от факелов, Поттер очутился на втором
уровне камер. Семьсот одиннадцатая
камера находилась в самом дальнем конце коридора. И если первый этаж был
погружен в гробовую тишину, здесь же из каждой камеры доносились совершенно
разные и невообразимые звуки: от истеричных криков и воплей обезумевших
заключенных, до неясного шепота и душераздирающих скрипов и стонов. Дойдя до
необходимой камеры, к своему удивлению, Поттер не услышал ни единого слова,
крика или даже полу-стона от узника. При появлении незнакомца на этаже, в эту
же секунду из тени ближайшей ниши показалась черная высокая фигура. Увидев
Патронуса, она шумно вдохнула, пытаясь определить запах человека. Свечение
оленя не позволяло стражнику подойти, поэтому он отплыл в сторону, но полностью
не исчез.



На двери камеры были выбиты цифры 2711. Дверь же, как и во
всей тюрьме, не была закрыта. Здесь не нуждались в замках или навесах, каждый
узник непроизвольно сам создавал такой мощный психический барьер, что был даже
сам не в силах его преодолеть. Страх держал их
получше любого амбарного замка.



Легким ударом палочки о дверь, мужчина заставил её открыться
настежь. Войдя вовнутрь, он, первым делом, огляделся в поисках заключенного.
Тот сидел у самой дальней стены в углу, скорчившись и прижав колени к груди.
Волосы Малфоя были грязные, слипшиеся. За время его заключения в Азкабане, они
отросли и уже касались плеч. Глаза его
давно потухли и не отражали в себе ничего, кроме серости холодных стен.
Одежда, влажная и грязная, даже
отдаленно не напоминала прошлых,
новеньких с иголочки костюмов.



- Малфой! Живо
встать!



Поттеровская отработанная манера командовать была, конечно,
продуктивна. Но вот на гостеприимство и задушевные беседы она явно не
настраивала. Хотя положение вещей и не требовало радушия.



- Живо, я сказал, - и
он сделал резкий выпад палочкой, отчего тело Малфоя резко вздернуло и поставило
на ноги. Однако ослабевший узник недолго стоял на ногах. Он неуверенно поднял
голову и тут же начал заваливаться набок. Еще один резкий взмах палочкой и
бывший сокурсник буквально упал на твердый деревянный стул.



- Надеюсь,
привязывать нет необходимости? Ты в состоянии хотя бы сесть, Малфой?



Блондин облизал губы и, поморщившись, вытер их тыльной
стороной ладони.



- У меня отняли
палочку, - проследовала недолгая пауза. – Меня лишили всего, что у меня было, и
отправили коротать свой век, - сухой кашель. – Сюда! И теперь, заявляешься ты,
Поттер. Чему, позволь, столь важный визит посвящен?



Разумеется, привычная надменная ухмылка вряд ли смогла бы
проявится на этом исхудавшем и безжизненном лице: не было сил, но желание было
огромным. Максимум, что получилось – это ухватиться за ручки стула. Чем не жест
пренебрежения за отсутствием лучшего?



Поттер был на грани бешенства. Грань эта была настолько
зыбкая, настолько тонкая, что этого никчемного проявления гордости хватило для
того, чтобы он резко подскочил к сидящему преступнику и с силой толкнул ногой
стул, отчего тот с громким стуком повалился на пол. Наклонившись над самым
лицом узника, мужчина приставил к его щеке палочку и сквозь зубы произнес:



- Память к тебе возвращается весьма успешно, не так ли? Ты в
состоянии вспомнить меня, а вот детали того, из-за чего ты здесь никак не
всплывут в твоей чертовой голове, да, Малфой? Не думай, что я здесь для того,
чтобы играть с тобой в школьников.



- Забыть тебя весьма
сложно, знаешь ли. Здесь каждый второй готов проститься со своей левой рукой,
чтобы правой вырвать твою глотку, - узник попытался перевернуться на бок, но
попытка не увенчалась успехом. Снова кашлянув, он слабо дернулся.



- Так зачем
притащился сюда, выродок?



- Как ты смог выйти
из камеры и вернуться сюда незамеченным? Портал? Палочка? Что, Малфой?



Сухой надрывный кашель приглушенно ударился о стены. Лицо
Драко исказила безумная гримаса. Тяжелый ботинок ударил его на уровне
солнечного сплетения, отчего легкие сжались в ужасном спазме: воздуха
катастрофически стало не хватать.



- Портал? Палочка? Да
ты в уме, Поттер? Посмотри на меня, - делая глубокие вдохи, судорожно ответил
Малфой. Его дыхание было сбитым, голос надорванным.



- Видишь ли, умник,
едва ли я стал бы возвращаться сюда, когда у меня была возможность покинуть эти
уютные стены и радушных хозяев. Или ты думаешь, что я скучал бы по их обществу?



- Тогда как ты мне
объяснишь то, что сегодня утром был убит Рон. И по сведениям Отдела по
трансгрессии, они отследил именно твоё перемещение? Как, Малфой, как?



- Сегодняшнее утро и
все предыдущие я не выходил из своих апартаментов, Поттер. Это очевидно, на мой
взгляд. Вынужден констатировать, что твои люди окончательно разучились
работать. Хотя с таким начальником, как ты, это совсем не удивительно.



- Я в любом случае
узнаю, Малфой. Если не ты мне это скажешь, то я сам узнаю. Инкарцеро!



Длинные веревки, вырвавшиеся из кончика палочки, устремились
к заключенному. Они обвили его руки и грудь и, подняв, туго привязали его к
спинке стула.



- Это, чтобы ты не
дергался. А теперь, покажи мне, Легилименс!



Глаза Драко блеснули, но тут же потухли. Сознание послушно и
уже привычно впустило в себя чужие мысли.



Гарри прикрыл глаза, и глубоко вдохнул, проникая в сознание
заключенного.



Перед глазами проносились круговоротом одни и те же
картинки: серые стены, холод, священник, который ежедневно навещает узника.
Тарелки с отвратительной едой, снова холод и снова стены. Внезапно сознание
заволокло туманом – как раз тот участок амнезии, с которым так усиленно борется
ежедневный посетитель у Драко.



Священники – работники больницы Святого Мунго, которые
проверяются и назначаются только Министерством. Они направляются к заключенным
по разным причинам: для восстановления памяти, как в данном случае, для
выяснения необходимых данных, путем смены внешности и внедрения в доверие заключенного
под видом родственников, друзей.



Священники – отличные легилименты, поэтому они так же направляются для работы с
сознанием узника, если тот отказывается давать какие-либо показания даже при
менее разрушительных воздействиях. Так же священник обязан присутствовать при
смерти каждого узника или при его объявлении последней воли.



Странная работа, однако, без вовлечения в дело священника
раскрытие деталей преступления не сократилось бы на целых 70%. Обезумевший
преступник, который сутками испытывает мучительный ужас от присутствия
дементора, когда месяцами он вынужден сходить с ума от криков и воплей, когда
боль физическая и душевная становятся нестерпимыми. Даже такие люди способны
выдать свои страшные тайны своему отцу или матери. А изучивший дело преступника
священник, принявший облик нужного человека весьма успешно внедряется в доверие
и получает все необходимое.



Скорее всего, это самое важное, что сделал Поттер в первые
месяцы своего назначения на должности начальника Отдела магического
правопорядка. Священники – полностью, от и до, изобретение и внедрение Гарри
Поттера. Вполне успешное, если подумать.



- Доволен теперь?



Поттер устало потер глаза. Легилименция – самый верный
способ узнать все тайное, но даже она не могла дать того, в чем так нуждался мужчина.
Доказательства.



- Твои люди ошиблись,
Поттер. Имей мужество признать это.



- Это не твое дело.
Тебя должен волновать только твой срок и то, что ты сделал, - палочка снова
оказалась на уровне лица Драко.



- Я знаю только то,
что вы говорите. Будто я убил свыше десяти людей и был обнаружен там без
сознания. Якобы, из моей палочки …



- Именно из твоей. И
именно ты убил всех этих несчастных, - голос Поттера дрожал и он сильно вдавил
кончик палочки во впалую щеку, оставив приметный след на бледной коже.



Мужчина не имел практически никакого желания дальше
находиться в обществе убийцы. Он молча встал со своего стула и направился к
дверям.



- Поттер! Поттер,
стой, подожди! Скажи, мой отец. Как он?



- Не имею даже
малейшего представления, - сухо ответил Гарри на неожиданный вопрос, который
был задан очень сбивчивым и молящим голосом.



Дверь следом закрылась, как только он вышел из камеры.



- Если понадобится,
сутками не отходите от его камеры. Сутками, неделями, месяцами. Вы не
нуждаетесь в отдыхе, однако, мне просто необходима четкая уверенность. Вам все
ясно?



Поттер развел руки в вопросительном жесте.



Спустившись обратно по коридору вниз, он направился прямиком
к стражнику. Тот выслушал его, вряд ли он делал это внимательно, и слегка
склонился в согласии и понимании.



- Можете делать все,
что угодно, но если он снова исчезнет – я лично разберу каждый угол вашей
тюрьмы по камню. А вас … - он угрожающе наставил палочку на дементора. Не
договорив, он резко дернулся и быстрым шагом вышел из промозглого помещения.
Ступив обеими ногами в липкую грязь, он с омерзением тряхнул ботинком и
мгновенно исчез. Треск и сероватый туман от трансгрессии утонули в гуле морских
волн и бушующего ветра. Задержись Поттер хотя бы на минуту, он услышал бы новый
вопль, который истерзал ледяные стены. Хотя, вряд ли.



 



- Гарри, ты вернулся
… как там?



Время было уже позднее, Дафна уложила детей спать, а сама
решила дождаться мужа в гостиной. Неожиданно для себя она задремала, но быстро
встрепенулась, когда рука Гарри дотронулась до ее плеча.



- Что-нибудь
прояснилось?



- Все стало еще более
запутанным, мне просто необходимо что-нибудь выпить. Иначе, я клянусь, я
свихнусь до наступления утра. Бинки! Иди сюда, Бинки.



На зов хозяина тут же рядом материализовался домовик. На
просьбу хозяина он негромко хлопнул в ладоши и поставил на ближайший столик
пыльную бутылку с янтарным шотландским виски. Рядом появился небольшой пузатый
стакан и миска со льдом.



- Спасибо, можешь
идти, Бинки.



Домовик поклонился и исчез. Во взгляде Дафны читалось
неодобрение, однако, она прекрасно понимала, что за этим непроницаемым лицом,
этим спокойным поведением мужа бушуют ужасные эмоции, страшный стресс.
Небольшую вольность можно было ему
простить, особенно в свете сложившейся ситуации.



- Тебе нужно
подумать, побыть одному, дорогой. – Она привстала и коснулась губами макушки
супруга. – Я пойду спать, не буду тебе мешать. Только не задерживайся, ладно?
Все будет хорошо, утро вечера …



- Спасибо, - он
поймал своей ладонью руку жены и слегка сжал её. – Спасибо.



Дафна погладила его по голове и тихо прошла по гостиной к
лестнице. Остановившись, она оглянулась на замершего мужа. Прихватив платье,
чтобы оно не тащилось по лестнице, она бесшумно поднялась на второй этаж и
аккуратно прикрыла за собой дверь в спальню. Она была очень чуткой и очень
внимательной женщиной, но самое главное – ненавязчивой. Что и требовалось
сейчас ее мужчине, в первую очередь.



Мысли в его голове ходили шумным маршем и никак не желали
шагать тише. Бледное лицо Рона, его безжизненное тело стояли перед глазами так,
будто он снова находился в доме друга.



Гарри вынул пробку из стеклянной бутылки и налил почти
полный бокал. Не рассчитав объем, бросил туда несколько кубиков льда,
расплескав янтарную жидкость на стол.



В три больших глотка он полностью осушил бокал и прижал
ладонь к лицу, сморщившись от жжения во рту и горле. Не дольше, чем через
минуту по телу начало распространяться тепло, руки начали неметь, а реакция
затормаживаться.



Очередная порция алкоголя наполнила пустой бокал. Снова три
глотка и Поттер откинулся на спинку кресла, спрятав лицо в ладонях. Его тело
пробила мелкая, почти незаметная дрожь. Он потянулся к своей мантии, которую
перебросил через соседнее кресло и вытащил из кармана палочку Рона. Крепко сжав
её в руках, он прижал её к груди.



В голову неосознанно лезли воспоминания. Кажется, еще вчера
они впервые встретились на вокзале возле платформы 9 ¾ , вместе спасали
Гермиону от ужасного тролля на первом курсе, пытались остановить Темного Лорда
несколько лет подряд. Вместе отправились в Министерство, чтобы спасти Сириуса,
вместе искали и уничтожали крестражи – вместе победили в войне против
Пожирателей. Вместе росли, вместе взрослели.



Воспоминания о свадьбе Рона, о свадьбе Гарри, об их дружбе и
практически постоянных совместных выходных – все это лавиной обрушивалось на
воспаленное сознание Гарри. Сознание бунтовало – оно не было способно
переработать такой поток информации, и не было готово принять смерть лучшего
друга, как данность.



Очередная порция печали вылилась в бокал. Руки переставали
слушаться хозяина, и часть жидкости пролилась мимо.



Что-то невнятно промямлив, Гарри опрокинул в себя в два
глотка содержимое стакана.



«Лучше отвлечься, заняться работой … перестать думать …
иначе …»



Поттер сделал попытку подняться, но тяжело упал обратно.
Ухватившись за подлокотники кресла, он с силой оттолкнулся и встал на ноги.
Алкоголь уже разлился по всем жилам его тела и расслабил мышцы. Поэтому уже
пьянеющий Поттер неуверенно пошатнулся. Взяв бутылку и стакан в свободную руку,
прижимая другой палочку Рона к груди, он неуверенной походкой дошел до лестницы
и медленно поднялся на второй этаж. Стараясь не шуметь, он, опираясь боком на
стену, дошел до своего кабинета и тихо прикрыл за собой дверь, сползая на пол.



Прижавшись спиной к теплому дереву двери, он налил в бокал
еще виски и мгновенно выпил все, до последней капли. Хаос в голове начал
покрываться и путаться дымкой алкогольных паров. Безумный марш мыслей начал
затухать, подкрепленный очередным, кажется, уже пятым полным стаканом виски.



В нормальном состоянии Гарри вряд ли бы стал столько пить,
возможно, вообще не стал бы. Но смерть друга выбила из закоулков его памяти
старую боль от потери близких. Кажется, после падения Лорда все должно было
прекратиться – бессмысленные смерти, потери должны были стать историей,
печальным прошлым. Но сейчас, спустя столько лет, Рон …



Пьяный мужчина сделал неуверенных взмах палочкой, отчего со
стола к нему на пол переместилась тяжелая пепельница и обычная маггловская
сигарета.



Рискуя подпалить себе брови, ресницы и волосы, Гарри поджег
палочкой сигарету на расстоянии вытянутой руки. Он не был заядлым курильщиком,
но сигарета была неотъемлемым спутником в моменты нервного стресса. Одна – не
более.



Сделав несколько затяжек, он опустил руку с дымящейся
сигаретой на пол. Крепко прижав пальцами веки, он отрывисто вдохнул несколько
раз. Еще крепче прижимая пальцы, он несколько раз вздрогнул, дернулся и
разрыдался. Дыхание не помогло, слезы хлынули непроизвольно. Боль и горечь
утраты полилась бушующей рекой. Последний раз слезы текли по этим щекам в тот
день, когда он с Гермионой оказался на кладбище, возле могилы своих родителей.
С тех пор скупой эмоциональный нрав Гарри не позволял получить подобную
разгрузку.



Слезы лились, не собираясь останавливаться, а на душе
становилось как-то пусто и темно. Все вытекало, все исчезало – оставался только
чистый холст, на котором придется создавать все заново.



Докурив сигарету, Гарри неуверенно наклонил бутылку, но
жидкости там оставалось уже совсем немного. Попытка наполнить бокал
провалилась, поэтому он допил виски прямо из горлышка.



Практически литр жгучей янтарной жидкости переместился из
толстого стекла в тело Поттера, разжижая не только мышцы, согревая
неестественным теплом, но и сознание. Мысли путались, воспоминания двигались
неуверенно. А свет от лампы в кабинете с каждой секундой становился все более
тусклым.



Сначала из рук выпала и с глухим стуком о ковер упала пустая
бутылка. Следом, практически с тем же звуком, на пол опустилась тяжелая голова
пьяного по всем показателям Гарри. Глаза были уже закрыты, левая рука сжимала
палочку мертвого Уизли, а правая была сжата в кулак.



Напившийся до чертиков Поттер банальным образом отключился и
уснул прямо на полу своего кабинета. Покатившаяся в сторону бутылка ударилась о
пустой стакан, звон стекла предвещал и гарантировал только одно – завтра будет
только хуже…



 



Утром было действительно хуже. В десятки раз хуже.



Воспоминания прошлого дня никуда не делись, но надежно
подкрепились страшной головной болью и ужасной жаждой. Нередко внезапные порывы
кажутся панацеей, но на самом же деле являются лишь временным «лекарством» с
кучей побочных последствий.



- Оооо … Бинки, -
Поттер застонал и сквозь громкий гул, который, казалось, звучит не только
внутри, но и снаружи головы, снова позвал домовика.



Домовик не замедлил со своим появлением. С готовностью он
протянул маленький открытый пузырек и стакан воды.



Еле приподнявшись, несостоявшийся алкоголик махом выпил
микстуру и обильно запил водой. С протяжным стоном он снова опустился на пол.



Шея затекла, спина и бок болели от жесткого ложа. Болело
все. Хотелось спать.



- Хозяину нужно идти
в душ, там хозяину полегчает, - Бинки потянул своими крохотными ручками за
рукав Поттера.



- О, несомненно, -
взгляд Гарри стал более отчетливым, а координация уже практически вернулась
полностью. Микстура от похмелья действовала практически мгновенно. – Да-да, я
встаю.



Мужчина с усилием поднялся на локти, потом медленно сел и
вскоре встал ровно на ноги. На всякий случай, опираясь о стену, он окинул кабинет
внимательным взглядом … насколько это было возможно.



- Целую бутылку …



С этими словами он повернул ключ в двери и тихо вышел в
коридор. Решив воспользоваться второй ванной, он уже ровным шагом пошел вдоль
стены с портретами. В кабинете брякнуло стекло – домовик наводил порядок. В
ванной Гарри уже ждали приготовленное белье, халат и свежее полотенце.



Мысленно благодаря домовика, он расстегнул пуговицы на
рубашке и бросил её в сторону. Ремень на брюках поначалу не хотел поддаваться
чуть дрожащим пальцам, но вскоре звякнула пряжка, прожужжала молния, и в угол
полетел следующий элемент одежды. Стянув носки, в одних плавках, Поттер подошел к зеркалу над
раковиной. Как следует почистив зубы, он прополоскал рот, стараясь избавиться
от последнего напоминания о вчерашнем скорбном банкете, потом приоткрыл окно и
разделся окончательно.



Наполнять ванну было неразумно – времени оставалось не так
много, а опаздывать на работу он себе не позволял никогда.



Поэтому он вошел в душевую, включил горячую воду и плотно
закрыл створки кабины.



Взбив густую пену на голове, мужчина практически сразу же
смыл её. Горячая вода сильно парила, поэтому зеркало на стене сразу же
запотело. Он провел по нему рукой, и посмотрел на свое отражение. Взгляд
зацепился за татуировку на плече – точно такую же, как была у Рона. Они вместе
сделали их, когда отдыхали семьями в Сицилии позапрошлым летом. Очередной раз
вдохнув, Гарри продолжил мыться.



Спустя пятнадцать минут он уже стоял на коврике и вытирался
мягким махровым полотенцем. Надев нижнее белье, он накинул на себя халат и
вышел из ванной.



- Завтрак готов,
хозяин Гарри, - учтиво поклонился домовик возле кресла в столовой.



На столе стояла большая кружка свежезаваренного чая,
холодная индейка со свежим инжиром и горячие тосты. Вазочка с джемом стояла
рядом.



- Спасибо. Бинки,
будь добр, приготовь мои вещи и документы в гостиной. Я не хочу будить Дафну.



- Да, хозяин, -
ответил домовик и исчез.



Пока Гарри завтракал и просматривал свежий выпуск Пророка,
домовик выполнил его указание и быстро убрал грязную посуду. Мужчина отложил
газету и поднялся со своего кресла. Пройдя в гостиную, он скинул халат. Через
спинку кресла были перекинуты слегка зауженные классические черные брюки, серая рубашка и
безрукавка на пуговицах.



Одевшись, Гарри взял серый в черную полосу галстук и завязал
на шее крупный узел. Сверху он накинул легкую черную мантию и обулся в черные
лакированные туфли. Не обошлось и без парфюма.



В завершение он застегнул на руке часы, поправил обручальное
кольцо, взял со столика свою сумку, документы и вышел в холл. Минутой позже он
шагнул в камин и исчез в ярких языках пламени.



 



- Уровень второй.
Отдел магического правопорядка, - отчеканил металлический женский голос, и
дверь лифта со скрежетом открылась.



- Доброе утро, мистер
Поттер, - поздоровался с начальником невысокий молодой человек.



- Доброе, Питтерс.



Кабинет начальника Отдела магического правопорядка был сразу
же за поворотом. Толкнув тяжелые дубовые двери, Гарри вошел вовнутрь. Первым
делом он открыл ставни на окнах, впуская магически созданный свежий воздух.



Ни для кого не секрет, что Министерство находилось под
землей, но даже это не помешало волшебникам воссоздать за его стенами аналог
натуральной природы и фауны. По крайней мере, на первых уровнях.



И вот сейчас за окном светило солнце в утренней заре, где-то
пели птицы, шумели деревья. Все вполне натурально, но в то же время –
неестественно.



Кабинет был одним из самых просторных во всем здании. У
дальней стены стоял массивный стол, рядом с ним стоял еще один, вдоль которого
тянулась вереница жестких стульев. Сам же начальник сидел на мягком и высоком
кресле.



В противоположном углу располагался большой камин, рядом с
которым стояли кресла. Гарри никогда не пользовался этим камином для
перемещений, хоть канал и был открыт. Он всегда проходил через досмотр в
атриуме и возвращался так же.



Большой зеркальный шкаф и стеллажи с бесчисленными папками
занимали последнюю стену, а по центру, на полу, лежала огромная шкура убитого
бурого медведя. Шкура иногда рычала, но чаще храпела – в зависимости от степени
занятости или озадаченности.



Поттер сел за стол и первым делом продиктовал перу список
вопросов, которые хотел задать священнику. Разобрав документы, он ткнул в
некоторые из них палочкой, отчего те исчезли и появились в соседнем кабинете на
столе у сотрудников Визенгамота, которые еще занимались и редакцией
законопроектов магического мира. Туда же следом отправились дополнения и
уточнения на отдельном листке.



Почесав подбородок, Гарри встал и вышел к своему секретарю.



- Доброе утро, Сара.
Вызовите ко мне из Отдела Тайн Кирка, пусть захватит с собой Сыворотку. После
вызовите из Мунго священника по делу №2711, пусть ожидает меня в комнате
допросов №2, она как раз с утра свободна. После этого подготовьте мне все
документы, которые нужно рассмотреть.



- Доброе утро, сэр.
Что-нибудь еще?



- Наверное, да.
Приготовь мне чай, пожалуйста. Я пока буду в архиве.



Поднявшись на лифте до залов суда, Гарри прошел по коридору
и свернул в небольшой коридор, где располагался архив всех судебных дел и
ежедневных отчетов из камер при Министерстве, а так же Азкабана.



Толкнув дверь, он вошел вовнутрь. Это была не особо большая
комната всего с одним сотрудником. Альберт Боуди был, в прямом смысле слова,
самым пыльным работником Министерства, но его память, как и объем
обрабатываемой информации, были так же самыми впечатляющими во всем здании.



- Здравствуйте,
Альберт.



- Доброе утро, мистер
Поттер. Вам что-то нужно?



- Да, меня интересует
дело заключенного №2711 в Азкабане. Мне необходимо его судебное слушанье. И все
отчеты за последние месяцы.



- Одну минуту, -
прокряхтел пожилой волшебник. Он с трудом поднялся со своего стула и
практически тут же скрылся за одним из стеллажей. Послышался шум открывающегося
железного ящика, шорох бумаги и неясное бормотание.



Спустя несколько минут на стол перед Поттером опустилась
толстая папка, в которой лежали все документы, ссылки на конфискации, а так же
показания и решение суда. Следом за ней на столе оказалась небольшая стопка
пухлых и потрепанных папок с отчетами о заключении.



- Благодарю вас,
Альберт. Я верну их сегодня-завтра.



- Не за что, сэр.



Подхватив аккуратно бумаги, Гарри вышел в коридор и, снова
оказавшись в лифте, поднялся на свой уровень.



- Ваш чай на столе,
мистер Поттер. Кирк ожидает вас у вашего кабинета, священник прибудет через
несколько минут.



- Благодарю, Сара.



Он поздоровался с работником Отдела Тайн, пропустил его в
кабинет и зашел следом.



Опустив папки на стол, Гарри удобно сел в кресле.



- Вы принесли
Сыворотку, как я просил?



- Да, вот она.



- Когда последний раз
проводились испытания? Не может случиться так, что допрашиваемый выработал
антидот к ней?



- В конце прошлой
недели был изменен основной код, добавили новый компонент, сэр.



- Какой процент
привыкания к этому зелью, Кирк?



- Практически
никакого, поскольку организм может привыкнуть к постоянным компонентам и
постоянным долям, мы же периодически меняем не только состав, но и процентное
соотношение ингредиентов.



- Спасибо, Дерек.
Оставьте пузырек на столе и к обеду отправьте мне последние исследования и
испытания этой Сыворотки.



- Хорошо, сэр –
ответил сотрудник и удалился на свой уровень.



Повертев в руках маленький пузырек, Гарри взял со стола
пергамент с вопросами для священника, самопишущее перо и палочку. Он отпил
несколько глотков из кружки и снова вышел из кабинета.



Казалось, работа начальника отдела, в основном, сидячая и
документальная. Но к концу рабочего дня удивляешься километрам, которые
проходишь за, практически, десять часов.



- Сара, я буду в
камере допроса. Оставьте документы, которые я просил, на столе. А, вот еще что
- вчера я просил отчеты из Аврората,
проследите за тем, чтобы они появились у меня к моему возвращению. Поправки в
последнем законопроекте, мне кажется, тоже успеют внести за это время. И, если
я правильно помню, бюро законопроектов подготовили несколько новых законов,
касательных ужесточения регулирования правопорядка. Заберите у них бумаги, если
они уже готовы. Можете сначала их занести в Визенгамот, а потом уже ко мне.



- Все будет
исполнено, мистер Поттер. – Готовность работать и выполнять любые указания
весьма радовала Гарри. Четкость – вот залог успеха.



 



Камеры допросов находились на уровне Визенгамота,
индивидуального этажа для судебных разбирательств, допросов и прочего. Часть
сотрудников, особо высокопоставленных, располагались на уровне отдела
магического правопорядка, но основная масса – на самом нижнем этаже
Министерства.



- Священник по делу
№2711 уже ожидает вас, сэр, - отрапортовал встречающий клерк.



- Благодарю, -
отозвался Поттер, проходя мимо него. Дальше по коридору, налево и через дверь в
еще один коридор, где располагались камеры допросов.



Камера №2 была первой. Почему не было камеры №1 – это вопрос
столь же глубокий, как и понятие сути магии. Открыв дверь, Гарри быстро окинул
помещение взглядом. Камера была весьма просторной, в ней находился стол и два
стула, стоящие друг против друга.



Сухо поздоровавшись, Поттер сел напротив работника Мунго и
открыл папку с отчетами, захваченную в самый последний момент с рабочего стола.



- Меня зовут Гарри
Поттер, я начальник Отдела магического правопорядка.



- Да, сэр, мне это
известно.



- Очень хорошо, тогда
вам так же известно, что на подобных допросах нами применяется Сыворотка правды
для того, чтобы у вас не было возможности солгать.



- Да, сэр, мне это
известно, - ответил священник и взял пузырек из протянутой руки. Выпив все
содержимое, он поставил склянку на стол.



Подождав с полминуты, пока Сыворотка начнет действовать,
Гарри Поттер продиктовал перу дату, место и время проведения допроса. Все
остальное перо фиксировало самостоятельно, без указаний.



- Назовите ваше имя,
место работы и последнее дело, за которым вас закрепили.



- Джеймс Альфред
Аддерли, больница Святого Мунго, священник от отдела мракоборцев при
Министерстве Магии. Закреплен за делом заключенного Азкабана №2711.



- Хорошо. Как легко заключенный
идет на контакт с вами?



- Заключенный
практически полностью отказывается идти на контакт по существу преступления,
однако, процесс восстановления памяти в активной фазе.



- Были ли случаи и
факты, которые вы утаили от ежедневных отчетов для Министерства?



- Нет. В отчетах
изложено все полностью.



- Передавали ли вы
заключенному что-либо из списка запрещенного для передачи?



- Нет, сэр.



- Просил ли вас
заключенный о чем-либо?



- Да, сэр.
Заключенный просил рассказать ему о его отце.



- Как вы поступили в
этой ситуации? – Поттер насторожился, вспомнив вчерашний разговор с Малфоем и
подобный вопрос в свой адрес.



- В соответствии с
инструкцией. Священник не имеет права раскрывать заключенному какую-либо
информацию, связанную с деятельностью его родных, знакомых или близких.



- Был ли заключенный
проверен на предмет незарегистрированного анимага?



- Да, сэр.
Заключенный не обладает способностью анимага.



- Было ли что-то
странное в поведении или разговоре заключенного?



- Нет, сэр,
заключенный ведет себя каждый раз одинаково. Нет никаких психических или
физиологических изменений.



- Упоминалось ли в
разговоре имя Рональда Уизли?



- Нет, сэр.



- И последний вопрос,
Аддерли. По вашему мнению, способен ли данный заключенный каким-либо способом
обойти защиту Азкабана, покинуть камеру незамеченным, совершить убийство и
вернуться обратно.



- Ни один
заключенный, если он смог выйти за пределы камеры, сэр, никогда не вернется
обратно.



- Странно … - Поттер
перечитал несколько последних строк, записанных пером на пергаменте.



Он всмотрелся в глаза священника, взгляд того был
остекленевший и не выражал ничего. Направив на него палочку, Поттер произнес
«Фините» и прекратил действие Сыворотки.



- Через несколько
минут действие окончательно прекратиться. Спасибо, что появились сразу же, как
вас вызвали. Вы мне весьма … помогли.



- Не за что, сэр. Я
могу идти? – Священник потер висок. Следствием применения Сыворотки было легкое
головокружение.



- Да, вы можете быть
свободным.



 



Вернувшись в свой кабинет – уже третий раз за утро – Поттер
скептически окинул взглядом несколько стопок документов: отчетов из Аврората по
вчерашнему убийству (очередной печальный вздох). Документы и новые законы из
бюро законопроектов, доработанный законопроект по ввозу экстракта Дьявольских
Силков. А так же последние отчеты по прошлой рабочей неделе от подразделения по
соблюдению магического правопорядка.



Усевшись в кресло, он раскрыл папку с документами следствия.
Первым лежал лист с отчетом с места преступления.



 



«По заявлению в маггловскую полицию о массовом убийстве, на
место преступления была отправлена группа из подразделения по контрою
магического правопорядка.



Возле дома по улице Бейкер стрит возле магазина «Все для
горнолыжного спорта» были обнаружены девять трупов магглов. Тела были свалены в
кучу, по предварительному обследованию, увечий найдено не было. Смерть
наступила от многократного использования Смертельного заклятья. Следствием
позднее установлено, что тела были убиты в другом месте, а сюда перенесены
позже. Так же по материалам следствия, на месте преступления был найден без
сознания волшебник, позже определен и опознан, как Драко Люциус Малфой. После
исследования палочки волшебника, было установлено, что убийство было произведено
именно этой палочкой. Волшебник был немедленно заключен под стражу.



На месте преступления были обнаружены: палочка (10 дюймов, боярышник и
волос единорога), небольшая сумка с личными вещами мистера Малфоя, несколько
старых выпусков газеты «Ежедневный Пророк».



Конфискованное имущество, а так же заключенный были
сопровождены в камеру временного заключения при Министерстве магии. Властям
магглов было сообщено …»



Следующим документом был подробный отчет о допросе Малфоя, в
котором говорилось о частичной амнезии на момент совершения преступления.



Далее шли документы об исследовании палочки, личных вещей, а
так же заключении работников Святого Мунго. Судебное разбирательство и судебное
заключение были на отдельных листках и завизированы Визингамотом.



Перелистав еще раз документы, Гарри наткнулся на фотографию,
сделанную перед заключением Малфоя под стражу. Он неосознанно погладил её пальцем и тут же вложил обратно.



- Не нравится мне все
это.



Он отложил папку в сторону и придвинул ближе к себе отчеты Аврората
с места вчерашнего преступления.



День предстоял долгий, работа нудная, но важная. В согласие
с мыслями мужчины шкура на полу издала ворчливый звук.



Мужская солидарность …



 




URL
   

[Giper]чувствительность к сентиментам.

главная